• Персоналии

  • Ушаков Федор Федорович
    Ушаков Федор Федорович13 (25) февраля 1745 года — 2 (14) октября 1817 года История жизни.
  • Нахимов Павел Степанович
    Нахимов Павел Степанович (1802, с. Городок Смоленской губ.- 1855, Севастополь) - флотоводец, герой Крымской войны. Род. в дворянской семье. В 1815 был зачислен в Морской кадетский корпус.

Презентации

Корабли Балтики

    контур заземления форум

    Корабельные истории

     

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    История научно-исследовательского флота России

    Первым отечественным судном, построенным в 1899 г. специально для экспедиций, был пароход «Андрей Первозванный» (впоследствии названный «Мурман»). Он стал в то же время первым в мире научно-промысловым судном. Вскоре по примеру России такие суда появились и в других странах1.

    Водоизмещение «Андрея Первозванного» 336 т. Формально его постройка финансировалась Комитетом помощи поморам Русского Севера, но фактически значительную часть расходов взяла на себя казна.

    Мурманской научно-промысловой экспедицией на «Андрее Первозванном» руководил профессор Н.М. Книпович (1862-1939). Его по праву называют «основоположником промысловой океанологии». В 1887-1894 гг. он занимался гидрологическими и биологическими исследованиями Белого и Баренцева морей.

    В экспедиции участвовал доктор медицины Г.Э. Вальтер. Мурманской научно-промысловой экспедиции удалось сделать океанологическую съемку почти всего Баренцева моря. Кроме того, впервые были проведены плановые наблюдения, которые позволили затем организовать научное обслуживание морских промыслов. Были доказаны сезонные и вековые колебания океанологических характеристик Баренцева моря на его поверхности и на глубинах. По наблюдениям температур и соленостей воды стало возможным составить первую карту распространения Нордкапского течения и его разветвлений.

    1 Первым судном в США, специально построенным в 1882 г. для океанографических работ, был «Альбатрос».

    Научно-промысловое судно «Андрей Первозванный» («Мурман»)

    Все наблюдения, выполненные на «Андрее Первозванном», к 1910 г. перешедшем в состав Балтийского флота, а также результаты некоторых иностранных экспедиций позволили Н.М. Книповичу подготовить и издать в 1906 г. книгу «Основы гидрологии Европейского Ледовитого океана». Помимо «Андрея Первозванного», к первым исследовательским судам России специальной постройки следует отнести парусно-моторную шхуну «Александр Ковалевский». Ее построили в Санкт-Петербурге на частной верфи Романова в 1906-1907 гг. Она предназначалась для гидробиологических работ. Шхуну приобрела Мурманская биологическая станция. Длина шхуны 21,3, ширина 5,2, осадка 2,6 м. Экипаж 7 человек.

    В 1899 г. при Петербургской академии наук была создана Полярная комиссия. Она должна была разрабатывать программу исследовательских работ в Арктике. Председателем комиссии был утвержден известный исследователь Сибири академик Ф.Б. Шмидт. В том же году Академия наук поручила известному геологу и путешественнику, доктору геологии барону Э.В. Толлю (1858-1902) снарядить и возглавить русскую полярную экспедицию. Одной из задач экспедиции был поиск загадочной Земли Санникова (названной по имени охотника-промысловика Якова Санникова, увидевшего в начале XIX в. в Ледовом океане «далеко-далеко у самого горизонта контуры Земли». Сам того не ведая, этот охотник учинил вокруг маленькой Земли большую неразгаданность, длившуюся целый век).

    Барон Толль уже был знаком с Арктикой: в 1886 г. он участвовал в экспедиции Академии наук, посланной для обследования Новосибирских островов. Эту экспедицию возглавлял доктор А.А. Бунге (1851-1930). Его помощником был Э.В. Толль, которому довелось принять участие и в упоминавшемся первом арктическом рейсе ледокола «Ермак» под начальством контрадмирала С.О. Макарова.

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    Э.В. Толль тщательно подбирал состав своей экспедиции. Среди приглашенных был лейтенант российского флота А.В. Колчак, будущий адмирал и верховный правитель российского государства, главнокомандующий белогвардейских войск. В состав экспедиции входили также зоолог А.А. Бялыницкий-Бируля, астроном и магнитолог Ф.Г. Зеберг и врач (он же орнитолог) Г.Э. Вальтер. Экспедиция отправилась из Кронштадта в путь 21 июня 1910 г. на шхуне «Заря». Это был крепко сложенный трехмачтовый барк грузоподъемностью 450 т с паровой машиной, позволявшей развивать скорость хода до 8 уз. Командовал «Зарей» лейтенант флота Н.Н. Коломейцев (с 1901 г. Ф.А. Матисен). Экипаж состоял из боцмана Н.А. Бегичева, шести матросов, пяти машинистов и повара.

    После коротких остановок в Ревеле, Тромсё и Александровске-на-Мурмане 29 июля «Заря» вошла в арктические воды, а через две недели достигла о-ва Диксон. У о-ва Таймыр экспедиция зимовала. Во время зимовки участники экспедиции обследовали архипелаг Норденшельда и часть п-ова Таймыр. Были выполнены метеорологические, гидрологические и геофизические наблюдения. В августе 1901 г. «Заря» смогла освободиться ото льда, выйти на чистую воду.

    На мысе Челюскин была высажена группа исследователей, произведены астрономические измерения. Продолжая путь до острова Беннета и к северу от Новосибирских островов, экспедиция тщетно искала Землю Санникова. На вторую зимовку «Заря» остановилась у западного берега о-ва Котельный.

    В начале июня 1902 г. Э.В. Толль, Ф.Г. Зеберг и два каюра - якут Василий Горохов и эвенк Николай Протодьяконов отправились в поход на остров Беннета. Толль намеревался оттуда совершить переход по льду в район предполагаемой земли Санникова.

    Однако этот сход Толля с «Зари» оказался последним. В ноябре 1904 г. Толль на обратном переходе по льду к Новосибирским островам пропал без вести с тремя спутниками.

    Многочисленные попытки «Зари» подойти к острову Беннета, предпринятые в следующую навигацию, не увенчались успехом. Оставив «Зарю» в бухте Тикси, команда выехала по р. Лене до Иркутска, а оттуда в Санкт-Петербург.

    В 1903 г. к поиску Толля приступила спасательная экспедиция, возглавляемая А.В. Колчаком, посланная Академией наук.

    Колчак с шестью спутниками воспользовались китобойным вельботом со шхуны «Заря», стоявшей в бухте Тикси, для перехода к острову Беннета. На острове Колчаку удалось найти различные документы Толля, включая доклад на имя президента Академии наук с описанием острова Беннета и дневниковые записи, а также четыре ящика с геологическими коллекциями. Все это было доставлено затем в Санкт-Петербург в Академию наук.

    Из писем, оставленных Толлем на острове Беннета, стало ясно, что его группа обследовала остров и в начале ноября 1902 г. направилась обратно к Новосибирским островам и, видимо, по дороге погибла.

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    Труды Колчака во время спасательной экспедиции и ценный его вклад в науку, внесенный наблюдениями, исследованиями и описаниями впервые посещенных и открытых островов и береговых пунктов, оценила по достоинству Академия наук. Колчак был награжден Большой золотой медалью.

    Поражение Российского флота в Цусимском сражении заставило руководство страны и военно-морские круги признать стратегическое значение Северного морского пути. Любопытны слова Д.И. Менделеева, высказанные после окончания русско-японской войны: «Если бы хотя десятая доля того, что потеряли при Цусиме, была затрачена на достижение полюса, эскадра наша, вероятно, прошла бы во Владивосток, минуя и Немецкое (Северное) море, и Цусиму» [212. С. 118].

    Для исследования Северного морского пути были посланы два ледокольных парохода «Таймыр» и «Вайгач», построенные на Невском судостроительном заводе как специальные экспедиционные суда.

    При водоизмещении судов 1200 т их главные паровые машины мощностью 1200 л.с. позволяли иметь экономическую скорость хода 7-8 уз. Не пополняя запасов, суда могли пройти по чистой воде 12 тыс. миль. При сжатии льдов суда выжимались наверх, что обеспечивалось ледокольными обводами корпуса. Для связи судов между собой и с берегом их снабдили радиостанциями с дальностью действия до 150 миль. Помимо паровой машины суда имели небольшое парусное вооружение.

    Стартовала экспедиция из Владивостока в 1910 г., куда суда перешли годом раньше. «Вайгачом» командовал капитан 2 ранга А.В. Колчак, «Таймыром» - Ф.А. Матисен2. Экипаж судов состоял в основном из военнослужащих. Несколько офицеров на судах были одновременно членами экипажа и экспедиции3.

    Из Владивостока «Таймыр» и «Вайгач» дважды совершали плавания к мысу Дежнева, в ходе которых были замерены тысячи глубин, определены астрономическим методом координаты многих пунктов. Велись магнитные наблюдения, собирались коллекции морских и береговых животных.

    В результате работы экспедиции в 1912 г. была освоена восточная часть Северного морского пути от Берингова пролива до устья р. Лены. Арктические плавания судов продолжались. В 1913 г. заболевшего начальника экспедиции полковника И.С. Сергеева сменил капитан-лейтенант Б.А. Вилькицкий (он был в то время командиром «Таймыра»).

    2          В 1920 г. Матисена сменил капитан 2 ранга А.А. Маклинский.

    3          Одним из офицеров экипажа «Таймыр» был Г.Л. Брусилов, впоследствии возглавивший экспедицию на судне «Св. Анна», бесследно пропавшую в Северном Ледовитом океане.

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    Экспедиция открыла целый архипелаг, названный Землей Императора Николая II. При советской власти архипелаг получил новое название - Северная Земля. Над архипелагом 22 августа 1913 г. поднят государственный флаг России. Во Владивосток суда вернулись 12 ноября.

    Главной задачей экспедиции в 1914 г. стала попытка совершить сквозной переход по всему Северному морскому пути с востока на запад. Эта задача была успешно решена. Из Владивостока «Таймыр» и «Вайгач» вышли 24 июня. На зимовку суда стали 5 сентября близ мыса Челюскин (залив Дина п-ова Таймыр). С началом подвижки льда

    26 июля 1915 г. суда продолжили путь на запад и 5 сентября прибыли в г. Архангельск. Сквозной рейс по Северному морскому пути впервые завершен российскими кораблями4.

    Материалы экспедиции Б.А. Вилькицкого явились ценным пособием для составления навигационных карт и лоций этого региона, дали картину состояния и распределения льда в ранее не исследованных районах Арктики, обогатили науку новыми сведениями о климате, морском режиме и придонной жизни полярных морей.

    Посылка в экспедицию для исследования Северного морского пути одновременно двух судов вполне себя оправдала. Корабли не раз выручали друг друга. В экспедиции «Таймыра» и «Вайгача» принимала участие Академия наук, прежде всего ее Зоологический музей. Была разработана специальная памятка-руководство по сбору материала для музея. Экспедиция снабжалась также специальной академической инструкцией для исследований в области океанографии и морской метеорологии. Документом предусматривались регулярные наблюдения температуры, плотности, прозрачности и цвета воды, изучение глубин и характера грунта в Северном Ледовитом океане, Беринговом и Охотском морях.

    4 Первое сквозное плавание с одной зимовкой по этому пути с запада на восток совершило судно «Вега» экспедиции шведа А.Э. Норденшельда.

    Указывалось на необходимость наблюдения земной рефракции в море, за направлениями и скоростью ветра, температурой и влажностью воздуха. Архивные документы свидетельствуют о том, что во время экспедиции поддерживалась постоянная связь между Академией наук и Морским министерством по вопросам деятельности экспедиции.

    Яркий и в то же время трагический след в истории русских исследований в Арктике оставил старший лейтенант флота Г.Я. Седов (1877-1914).

    Впервые он попал в Арктику в 1902 г. в составе гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана и с этого времени полюбил Север. Родившись на юге, на берегу Азовского моря, он стал говорить друзьям: «Мое место на Севере».

    В 1912 г. Седов представил по инстанции проект своей санной экспедиции по достижению Северного полюса. В рапорте он писал: «Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времана Ломоносова и не угасли до сих пор. Мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг» [144. С. 35].

    Однако правящие круги России встретили проект Седова довольно холодно, ссылаясь на то, что к тому времени (1909 г.) в районе полюса уже побывал американец Пири. Особенно резко против Седова стало выступать военно-морское руководство, кадровое офицерство флота, считавшее автора проекта «черной костью»5, выскочкой. Не встретил должного сочувствия Седов и в широких научных кругах.

    Экспедиция была организована, в основном, на частные пожертвования; было собрано 108 тыс. руб., еще 10 тыс. руб. добавил к этой сумме царь. Для такой значимой экспедиции этих денег, безусловно, было мало. Да и в научном отношении намеченный маршрут экспедиции Седова страдал существенными недостатками. Земля Франца-Иосифа, выбранная в качестве стартового пункта похода к полюсу, мало подходила для этой цели из-за интенсивного дрейфа и крайне неровной поверхности льдов на меридианах этой земли.

    Для экспедиции зафрахтовали хорошо приспособленное для плавания во льдах судно «Св. мученик Фока», водоизмещением 273 т, мощностью машины 100 л.с. Это судно было когда-то куплено его владельцем в Норвегии, где оно носило имя «Гейзер». Осмотрев судно, один из участников экспедиции, художник

    5 Г.Я. Седов не учился в Морском корпусе, а, имея чин прапорщика флота, сдал экстерном экзамены за полный курс Морского корпуса, получил чин поручика по Адмиралтейству.

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    Н.В. Пинегин, писал: «На стеньге судна наблюдательная бочка. Обводы хорошие, судно, видать, прочное. Руль из толстых дубовых бревен, скреплен полосами железа. Окованный форштевень похож на таран. Вся кормовая часть тоже под котельным железом. Парусная оснастка как у шхуны-барк» [144. С. 26]. Однако судно находилось в запущенном состоянии, а времени для его ремонта не было.

    Участник экспедиции В.Ю. Визе отмечал, что многое из заказанного снаряжения не было готово в срок. Наспех была набрана команда. Наспех было закуплено продовольствие, архангельские купцы подсунули недоброкачественные продукты. В состав экспедиции, кроме руководителя Г.Я. Седова, В.Ю. Визе и Н.В. Пинегина, входили геолог М.А. Павлов и ветеринарный врач П.Г. Кушаков.

    27 августа 1912 г. «Св. мученик Фока» вышел из Архангельска, направляясь к Новой Земле. На переходе судно попало в жестокий шторм. С него снесло две шлюпки и некоторые грузы. В Крестовой губе Новой Земли судно было приведено в порядок и начало движение к Земле Франца-Иосифа. Однако льды вскоре заставили вернуться к Новой Земле. Во время зимовки экспедиция произвела съемку северо-западного побережья Новой Земли и исследовала внутренние районы острова.

    Через год, 8 сентября 1913 г., судно снова двинулось в путь к Земле Франца-Иосифа и опять ему не удалось пройти Британским каналом в северную часть архипелага. Оно остановилось на вторую зимовку у острова Гукера в бухте Тихой.

    Вторая зимовка была особенно трудной. Из 80 собак, взятых в Архангельске, осталось меньше половины. Для топлива использовались моржовые шкуры, угольная пыль, межкаютные переборки, пустые бочки и звериное сало. Плавника, как топлива, на острове почти не было. Из-за недоброкачественной пищи началась цынга, которой заболел и сам Седов.

    Но отказываться от похода к полюсу он не стал, заявив, что будет идти на север до тех пор, пока не выйдет последний сухарь.

    В сопровождении матросов Г.В. Линника и A.M. Пустотного 15 февраля 1914 г. он отправился к Северному полюсу на трех собачьих упряжках.

    Дорога была крайне тяжелой. Приходилось обходить большие полыньи. Разразилась буря. В.Ю. Визе отмечает, что «провизии, взятой с собой Седовым, могло хватить только до полюса, а никак не на обратный путь» [29. С. 81]. На седьмой день больной Седов уже не мог идти, но упорно, лежа на нартах, приказывал везти себя на север. В трех километрах от острова Рудольфа путешественники вынуждены были сделать отдых. Седову становилось все хуже, он метался в бреду. 5 марта 1914 г. Г.Я. Седов скончался.

    Линник и Пустошный похоронили его на мысе Аук острова Рудольфа. (Могила Седова была найдена советскими полярниками в 1938 г.)

    30 июня 1914 г. экспедиция Седова на судне «Св. мученик Фока» покинула бухту Тихую, а в конце августа судно в жалком полуразрушенном состоянии дошло до становища Рында на Мурмане, а затем перешло в Архангельск. Возвращение экспедиции Седова совпало с началом Первой мировой войны. Поэтому в газетах промелькнуло лишь несколько небольших заметок о трагической гибели Г.Я. Седова, и его имя надолго было забыто.

    Между тем, в ходе этой экспедиции выполнено и стало достоянием науки значительное число метеорологических и магнитных наблюдений, нанесено на карту северо-западное побережье Новой Земли. Метеорологом В.Ю. Визе и геологом М.А. Павловым описана часть Карского побережья Новой Земли, часть Земли Франца-Иосифа, составлена геологическая опись острова Гукер.

    В советский период имя Г.Я. Седова заслуженно поставлено в ряд выдающихся отечественных исследователей Арктики. Именем Седова названы известный ледокол и парусный барк, а также свыше 10 географических объектов.

    В августе 1912 г. из Санкт-Петербурга на зверобойной шхуне «Св. Анна» вышла в плавание экспедиция под начальством лейтенанта Г.Л. Брусилова (1884-1914). В ее задачу входил проход Северным морским путем с запада на восток. По замыслу расходы экспедиции должны были окупиться попутными промыслами. «Св. Анна» строилась специально для плавания во льдах. Водоизмещение шхуны 230 т, длина 146 фут., мощность машины 41 л.с.

    Первые научно-исследовательские суда и исследования Мирового океана военными и коммерческими судами России в первой четверти XX в.

    В середине сентября «Св. Анна» подошла к Югорскому шару. В Карском море у п-ва Ямал шхуна была затерта льдами и в ледяном плену ее понесло на север. На второй год дрейфа «Св. Анна» оказалась в 160 км от Земли Франца-Иосифа. Здесь с корабря сошла группа полярников (11 человек) во главе с штурманом В.И. Альбановым (1881-1919), которая решила по льду дойти до ближайшей земли. По дороге погибло 9 человек. Через 73 дня обессиленные Альбанов и матрос А. Конрад достигли мыса Флора Земли Франца-Иосифа, где встретили участников экспедиции Г.Я. Седова. С мыса Флора Альбанова и Конрада снял и доставил на Большую Землю экипаж судна Седова «Св. мученик Фока». Благодаря Альбанову часть ценных материалов экспедиции Брусилова сохранилась для науки. Судьба судна «Св. Анна», на котором оставались 13 человек, включая Г.Л. Брусилова, осталась неизвестной до сих пор.

    Пропала без вести и другая экспедиция, которую воглавлял полярный исследователь и геолог В.А. Русанов (1875-1913). Он участвовал в 5 экспедициях на Новую Землю (в четырех русских и одной французской), подробно описал и сделал съемку берегов этого острова, собрал обширные геологические и ботанические материалы, выполнял топографические и гидрографические работы.

    В 1912 г. на маленьком парусно-моторном боте «Геркулес» (водоизмещение 64 т, мощность мотора 24 л.с.) В.А. Русанов снова отправился в Арктику. Командовал судном капитан А.С. Кучин, только что вернувшийся из антарктической экспедиции Амундсена. Экипаж насчитывал 14 человек. Вместе с Русановым на судне шла его невеста - студентка медицинского факультета Парижского университета Жульетта Жан, исполнявшая обязанности судового врача.

    Судну предстоял путь до архипелага Шпицберген. Этот маршрут был успешно преодолен.

    Высадившись на северном берегу залива Бельзунд, экспедиция Русанова обследовала угленосные районы, выявила ряд участков, особенно богатых каменным углем, не занятых иностранными промышленниками. На них были поставлены заявки-столбики, обозначавшие принадлежность участков России. Их насчитывалось 28. Были собраны палеонтологические, зоологические и ботанические коллекции, а в прибрежных водах проведены океанографические исследования.

    От Шпицбергена Русанов пошел к Новой Земле. Здесь он оставил записку, в которой говорилось, что он идет к северо-западной оконечности Новой Земли, и если судно не погибнет, то направится к ближайшим по пути островам. Запасов на судне было на год. О дальнейшей судьбе «Геркулеса» долгое время не было ничего известно.

    Русанов был горячим сторонником освоения Северного морского пути и намеревался после Новой Земли пройти по этому пути. Тем более он знал, что именно в это время к проходу Северным морским путем готовились ледокольные пароходы «Вай- гач» и «Таймыр», которые в случае необходимости могли помочь его экспедиции.

    Поиски экспедиции Русанова в 1914-1915 гг., включая предпринятые капитаном Свердрупом на судне «Эклипс», ни к чему не привели. След «Геркулеса» затерялся во льдах, никто из членов экспедиции не возвратился на родину.

    Только в 1934 г. на безымянном островке (ныне о-в Геркулес), близ берега Харитона Лаптева, был обнаружен столб, врытый в землю, на котором вырублена надпись «Геркулес, 1913 г.». Тогда же на другом островке (ныне остров Попова-Чукчина, по имени участников экспедиции Русанова), расположенном в шхерах Минина, были найдены остатки одежды, патроны, компас, фотоаппарат, нож и другие вещи, принадлежащие экспедиции Русанова.

    В 1936 г. вновь обнаружились следы этой экспедиции: найдена записная книжка Русанова. На первой странице рукою ее владельца написано: «В.А. Русанов. К вопросу о северном пути через Сибирское море».

    До сих пор остается неизвестным, являются ли найденные вещи свидетельством кораблекрушения или следами гибели лишь двух человек, посланных с какой-то целью с «Геркулеса».

    Любопытный факт: в 1947 г. на о-ве Большевик были обнаружены остатки человеческого скелета, вскрытых консервных банок, обломки досок, скрепленных болтами и напоминавших обшивку судна. И если это следы экспедиции Русанова, тогда возможно предположение, что Северная Земля была открыта Русановым раньше, чем экспедициями на «Таймыре» и «Вайгаче».

    В связи с начавшейся Первой мировой войной научно-иссле- довательская работа на морях России была приостановлена. Она возобновилась уже при советской власти.

    Опубликовано: 20-11-2012

     
     

    Контакты @                 Главная                    ©2014