• Персоналии

  • Ушаков Федор Федорович
    Ушаков Федор Федорович13 (25) февраля 1745 года — 2 (14) октября 1817 года История жизни.
  • Нахимов Павел Степанович
    Нахимов Павел Степанович (1802, с. Городок Смоленской губ.- 1855, Севастополь) - флотоводец, герой Крымской войны. Род. в дворянской семье. В 1815 был зачислен в Морской кадетский корпус.

Презентации

Корабли Балтики

    http://www.finasource.ru/

    Корабельные истории

     

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    История научно-исследовательского флота России

    Начало океанографических глубоководных наблюдений русскими учеными и моряками положено первой кругосветной экспедицией, совершенной на военных шлюпах «Надежда» и «Нева», которыми командовали капитан-лейтенанты И.Ф. Крузенштерн (1770-1846) и Ю.Ф. Лисянский (1773-1837).

    Оба трехмачтовых судна с прямым парусным вооружением Россия приобрела в Лондоне за 22 тыс. ф.ст. (по курсу того времени 1 фунт соответствовал 1 рублю золотом). Покупкой и приемкой судов от англичан занимались офицер Ю.Ф. Лисянский и подмастерье И.С. Разумов. Первоначально суда назывались «Леан- дер» и «Темза».

    В июле 1803 г. оба судна вышли из г. Кронштадт в кругосветное плавание. Им предстояло пройти Балтийское и Северное моря, пересечь Атлантику, обогнуть Южную Америку, посетить Гавайские острова, о-в Кадьяк в Русской Америке, Камчатку, Сахалин, Японию, китайский порт Кантон и через Южно-Китайское и Яванское моря, Индийский и Атлантический океаны возвратиться в Россию.

    В феврале 1804 г. «Нева» и «Надежда» обогнули мыс Горн и вышли в Тихий океан. Здесь корабли разошлись по разным направлениям. Лисянский отправился к острову Пасхи и собрал богатый этнографический материал об его аборигенах.

    Вблизи Маркизских островов корабли встретились и вместе проследовали к Гавайскому архипелагу. Отсюда Крузенштерн взял курс на Камчатку, а Лисянский - к Русской Америке. Здесь вместе со штурманом «Невы» Д. Калининым Лисянский обследовал о-в Кадьяк и часть островов Архипелага Александра, открьл новые острова Круза и Чичагова.

    В Русской Америке «Нева» пробыла более года. В августе 1805 г. судно покинуло Ситху и направилось в Кантон. Через три месяца «Нева» встретилась с «Надеждой» вблизи Кантона. Пополнив запасы провизии и воды, шлюпы двинулись в обратный путь. У побережья Африки из-за густого тумана корабли потеряли друг друга из виду и порознь возвратились в Кронштадт в августе 1806 г.

    Впервые в истории отечественного мореплавания перед этой экспедицией, помимо доставки грузов на Камчатку и первого русского посольства в Японию, а также осуществления новых географических открытий, ставилась сугубо науч-       И.ф. Крузенштерн ная задача изучения физических свойств Мирового океана. Академия наук вручила экспедиции различные инструкции: по минералогии, составленной академиком М.В. Севериным, по ботанике - профессором Т.А. Смелянским, по зоологии - академиком А.Ф. Севастьяновым. Ученые, участвовавшие в экспедиции, И.К. Горнер и Г.И. Лангсдорф, должны были вести различные океанографические наблюдения. Горнером в ходе плавания выполнена серия измерений температуры воды на глубинах от 0 до 360 м с помощью термометра Сикса. Были проведены наблюдения над удельным весом воды в Тихом океане, Охотском и Японском морях, Южно-Китайском море, Атлантическом океане и Балтийском море.

    Впервые удалось установить основные закономерности географического распределения солености на поверхности океанов и морей и причины такого распределения. Был установлен факт большей солености в Атлантике, чем в Тихом океане. Горнер отметил повышение солености в пассатных широтах по сравнению с широтами, более удаленными от экватора. Причину наивысшей солености к западу от Азорских островов, как считал Горнер, надо объяснять «сильнейшим испарением воды от плавающей морской травы». Этот вывод в определенной степени соответствует современному представлению. Относительно солености морей Горнер приходит к ошибочному заключению: «Вода в морях малых, окруженных материковой землею и островами, бывает гораздо преснее, нежели в океанах». Из этого правила Горнер не исключает и Средиземное море. Ныне установлено, что соленость морей может быть больше или меньше, чем в океанах.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Систематически определялись и анализировались температура и влажностъ воздуха, атмосферное давление, направления, сила и продолжительность ветров. Велись наблюдения за прозрачностью воздуха, облачностью, туманами, колебаниями барометра в тропической зоне и т.п. Большинство результатов наблюдений, произведенных учеными в первом русском кругосветном плавании, подтвердилось впоследствии другими экспедициями и показано на картах Морского атласа Шлюп «Надежда»     (1953 Г.).

    Горнер и Лангсдорф занимались также исследованием свечения морской воды, причину которого с давних пор пытались выяснить многие ученые и мореплаватели. По мнению А. Гумбольдта (1769-1859) считалось, что свечение моря происходит от фосфорического газа, образующегося при гниении, а английский естествоиспытатель Р. Гук (1635-1703) утверждал, что свет морской воды происходит от разрушенных частиц умерших морских рыб, которые в соленой и горькой воде нескоро истлевают.

    И только ученые экспедиции Крузенштерна установили истинную причину свечения морской воды. «Опыты Лангсдорфа, - пишет Крузенштерн, - показали, что носителями света являются микроскопические животные» [96. С. 89].

    На точности и результатах наблюдений русских ученых и моряков отрицательно сказывалось отсутствие в то время проверенной опытом методики производства наблюдений. Так, не были определены интервалы между наблюдениями. При изучении суточного хода температуры воздуха исключались ночные часы, допускались длительные перерывы в наблюдениях. То же относится и к барометрическим измерениям. Во время плавания выходил из строя гигрометр (изготовленный из китового уса), с помощью которого измерялась влажность воздуха.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    И все же это были первые отечественные научно поставленные метеорологические работы на море, которые имели значение не только для мореплавания, но и для океанографической науки, для всестороннего изучения Мирового океана.

    В 1809-1812 гг. вышла в свет и переведена на многие европейские языки книга Крузенштерна «Путешествие вокруг света на кораблях "Надежда" и "Нева"». Позже Крузенштерн издал «Атлас Южного моря», ставший практическим навигационным пособием для мореплавателей и развитием географической науки.

    В последующих русских кругосветных плаваниях приборы и методики наблюдений за физическими параметрами воздуха и воды совершенствовались. Расширялся объем исследований. Это относится, прежде всего, к экспедициям на бриге «Рюрик» и шлюпе «Предприятия» под командованием О.Е. Коцебу (1788-1846).

    В 1815-1818 гг. в чине лейтенанта О.Е. Коцебу, будучи командиром «Рюрика», был назначен начальником экспедиции, организованной на средства графа Н.П. Румянцева, для проведения географических исследований в Тихом океане и изучения пути из Тихого в Атлантический океан. Программа работ экспедиции была составлена Крузенштерном и Горнером. Ее акцент - научные цели: опись берегов, определение астрономических координат, сбор данных, характеризующих условия плавания. Большое место в программе отводилось изучению земного магнетизма, гидрологическим наблюдениям, а также наблюдениям за течениями, приливами, температурой, удельным весом и прозрачностью воды.

    «Рюрик» представлял собой двухмачтовый бриг, вооруженный восьмью пушками. Строился корабль в г. Або (Финляндия) на частной шведской верфи корабельным мастером Мальмом специально для экспедиции под личным наблюдением Коцебу и его офицеров. Это позволило иметь внутренние помещения судна особенно удобными для команды в длительном плавании.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    О.Е. Коцебу

    В трюмы брига можно было принять до 170 т груза. Небольшие размеры (27 х 7 м) судна обеспечивали хорошую маневренность, позволяли подходить близко к берегам. Скорость брига 9-10 уз.

    11 мая 1815 г. новый корабль сошел со стапелей на воду, а уже 30 июля «Рюрик» покинул Кронштадт, направляясь в кругосветное плавание. Экипаж (34 человека) состоял преимущественно из добровольцев.

    Путь «Рюрика» пролегал по маршруту: Кронштадт - Копенгаген - мыс Горн - остров Пасхи - Камчатка - Берингов пролив - о-в Уналашка - Гавайские острова - о-в Манила - мыс Доброй Надежды - Портсмут. «Рюрик» плавал под военным андреевским флагом. Как считал Коцебу, путешествие, совершаемое для открытий под купеческим флагом, может быть подвержено разным неудобствам и препятствиям. Опыт последующих плаваний показал правильность мнения Коцебу, и к русским военным кораблям всюду относились с большим уважением.

    В ходе экспедиции были открыты ряд островов в арх. Туамоту в гряде Маршалловых островов, залив на западе Аляски (назван именем Коцебу).

    Экспедицией выполнены крупные океанографические исследования. На 27 станциях измерялась температура воды в Тихом и Индийском океанах до глубины 549 м (на одной из них - до 746 м). Эти наблюдения уточнили данные о вертикальном распределении температуры, полученные во время плавания Крузенштерна.

    Впервые в океанографической практике Коцебу измерял относительную прозрачность морской воды. Был собран ценный этнографический материал. Коцебу и его спутники высказали верные соображения о происхождении атоллов. Экспедиция первой в мире описала такое природное явление, как выходы ископаемого льда.

    В 1821-1823 гг. вышли в свет три тома с описанием путешествия Коцебу на бриге «Рюрик». В них содержатся статьи сопровождавших Коцебу ученых и записи научных наблюдений. Книги Коцебу переведены на немецкий, английский и голландский языки.

    Новое путешествие вокруг света О.Е. Коцебу совершил на 24-пушечном шлюпе «Предприятие». Это был трехмачтовый корабль, построенный в Петербурге на Охтинской верфи в 1828 г. полковником А.А. Поповым. Грузоподъемность судна 750 т, длина 130 фут, ширина - 34, осадка 15 фут.

    28 июля 1823 г. шлюп вышел из Кронштадта, имея на борту 118 человек. В числе приглашенных в экспедицию были ученые: астроном Вильгельм Прейс (1793-1839), физик Э.Х. Ленц (1804-1865), геолог Эрнст Гофман (1776-1822) и доктор медицины И. Эшшольц (1793-1831), уже плававший на «Рюрике». Коцебу была поручена доставка грузов на Камчатку и крейсерство для охраны русских поселений на Алеутских островах. В отношении научных целей оговаривалось разрешение производить географические исследования, но не в ущерб основным заданиям.

    Плавание «Предприятия» проходило по маршруту: Кронштадт - мыс Горн - Камчатка - г. Новоархангельск (Русская Америка) - Зондский пролив - мыс Доброй Надежды - Кронштадт.

    По своему значению оно не уступает плаванию на «Рюрике». Географических открытий было меньше, но выполненные научные наблюдения по объему, комплексности и разносторонности превзошли результаты экспедиции на «Рюрике».

    Коцебу сам был не только мореплавателем, но и прирожденным исследователем. Он лично вел или направлял исследования в области многих наук. Наблюдения производились как в открытом море, так и при заходах в порты и бухты. Экспедиция исследовала различные атмосферные явления, ветры и течения, вела астрономические наблюдения, описывала береговую черту, изучала рельеф и геологическое строение, растительный и животный мир, почву посещаемых островов и побережий материка, собирала сведения об островных жителях.

    Э.К. Ленц многое сделал в области океанографии. В частности, он провел измерения температуры и удельного веса воды на различных глубинах, которые по точности сравнимы с данными первой половины XX в. Ленц употреблял изобретенный им (совместно с И.Е. Парротом) первый морской батометр с теплоизолирующими стенками и глубомером, отмечающим точные глубины до 2000 м. По словам известного российского океанолога профессора Н.Н. Зубова, методы и приборы, использованные на «Предприятии», положили начало точным океанографическим работам.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Основываясь на собранных в ходе этой экспедиции научных данных, Ленц сделал важные теоретические выводы о распределении температурных и плотно- стных полей в Мировом океане, подтвердив наблюдения Горнера о большей солености в Атлантике и меньшей в Тихом океане, Индийский океан по значениям солености промежуточный.

    Ленц первым определил, что температура глубинных вод Мирового океана очень низкая. Он предположил и доказал опытным путем, что теплые воды тропиков выносятся поверхностными течениями в высокие широты, а холодные полярные воды глубинными течениями перетекают в низкие широты к тропикам. Это была одна из первых моделей глобального водообмена в Мировом океане. Ленц заметил, что холодные воды характеризуются сравнительно низкой соленостью и, как установлено позднее, более высоким содержанием растворенного кислорода, что способствует поддержанию жизнедеятельности глубоководной фауны и флоры.

    Им же было доказано, что течения в Мировом океане возникают не только под действием ветров, как считалось раньше, но и из-за разной плотности воды в высоких и низких широтах как следствия различия температур. Причину образования глобальных течений он усматривал и в количестве солнечной энергии, падающей на водную поверхность в различных по широте районах.

    Интерес представляет открытое Коцебу экваториальное течение в районе островов Ридак (3° ю.ш., 180° д.), направленное, вопреки имевшимся тогда представлениям, не на запад, а на восток. Только в 1959-1961 гг. советскими и американскими океанологами были подтверждены данные Коцебу. Действительно, в том районе проходит так называемое южное экваториальное противотечение, направленное на восток.

    Свое кругосветное плавание на «Предприятии» О.Е. Коцебу описал в книге «Новое путешествие вокруг света в 1823-1826 гг.», изданной сначала на немецком языке в Веймаре, а затем в 1828 г. на русском в Петербурге.

    В 1819-1821 гг. Морское ведомство России решило снарядить первую экспедицию в южные моря Индийского и Атлантического океанов, в результате которой на земном шаре был открыт новый континент - Антарктида. Многовековая загадка о существовании «терра аустралис инкогнита» была разрешена русскими военными моряками капитаном 2 ранга Ф.Ф. Беллинсгаузеном (1778-1852) и лейтенантом М.П. Лазаревым (1788-1851) на военных шлюпах «Восток» и «Мирный».

    Эти трехмачтовые корабли строились на отечественных верфях в 1818 г. Первый из них имел водоизмещение 900 т, длину 39,5 и ширину 10 м. Строителем был корабельный инженер англичанин Стоке (Охтинская верфь). Второй, меньший, «Мирный», был переоборудован из транспорта «Ладога». Его водоизмещение не превышало 530 т, длина составляла 36,5 м, ширина 9,1 м. Строителем «Мирного» был корабельный мастер Колодкин. Проект переоборудования судна разрабатывал талантливый русский кораблестроитель Курепанов.

    По мореходным качествам «Восток» и «Мирный» значительно различались. Первый из них был быстроходнее и хорошо слушался руля, но плохо держался на волне. Имевший меньшую скорость «Мирный», наоборот, хорошо держался на волне, но уступал «Востоку» по управляемости. Тем не менее, почти весь период экспедиции они провели в совместном плавании, для чего нередко на скоростном «Востоке» приходилось убирать часть парусов, а «Мирному» нести все паруса даже при свежем ветре.

    Основной целью экспедиции являлось «приближение к Южному полюсу». Перед участниками экспедиции ставились и научно-исследовательские задачи. Им надлежало заниматься исследованиями по гидрометеорологической и астрономической части, производить наблюдение над уровнем моря и течениями, над состоянием атмосферы, собирать зоологические, минералогические коллекции, а также попытаться дать объяснение таким природным явлениям, как айсберги, смерчи, полярные сияния и свечение моря. Поэтому при снаряжении экспедиции особое внимание уделялось обеспечению инструментами и приборами не только для кораблевождения (лоции, карты, компасы, секстаны, астролябии), но и для научных исследований. На «Востоке», кроме штатного экипажа, находились профессор Казанского университета астроном И.М. Симонов, академик живописи Петербургской Академии художеств Н.Н. Михайлов, штаб-лекарь Я. Берг (медик-хирург Н.А. Галкин был на «Мирном»).

    Любопытна запись профессора И.М. Симонова о национальном составе экспедиции: «Все офицеры и чиновники были русскими. Некоторые носили немецкие имена, но, будучи дети российских подданных, родившись и воспитавшись в России, не могут назваться иностранцами» [95. С. 188]. Среди «нижних чинов» были, в основном, русские, а также украинцы, белорусы, эстонцы, татары.

    4 июля 1819 г. «Восток» и «Мирный» снялись с якоря, отправляясь в дальнее плавание к южным морям. Заходы и стоянки в Копенгагене, Портсмуте и Рио-де-Жанейро заняли несколько месяцев. Южный полярный круг шлюпы в первый раз пересекли лишь 15 января 1820 г.

    Экспедиции удалось открыть «льдинный материк» - Антарктиду и подойти к нему менее чем на две мили. Тем самым русские моряки опровергли прогнозы знаменитого мореплавателя Джеймса Кука, неоспоримо отвергшего возможность существования материка, который, по его словам, если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса в местах, не доступных для плавания.

    Вызывает восхищение искусство Беллинсгаузена и Лазарева и их офицеров, с которыми они лавировали на парусных кораблях у берегов Антарктиды, чаще всего при господствующих здесь противных восточных ветрах, среди громадных айсбергов и льдин.

    Кроме главного результата - открытия Антарктиды, экспедицией Беллинсгаузена-Лазарева открыты: Остров Петра I и Земля Александра I, острова Анненкова, Лескова, Высокий Завадовский, уточнены очертания острова Южная Георгия. Было установлено, что Сандвичевы (Гавайские) острова являются архипелагом, а не островом, как считал Дж. Кук. Всего на карту Антарктики было нанесено 28 географических объектов с русскими названиями, а в высоких широтах и в тропиках было обнаружено 29 островов.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    В ходе плавания проводились измерения температуры и удельного веса морской воды на глубинах до 400 м. Это делалось с помощью специального батометра, состоящего из цилиндра с клапанами на обоих концах. Клапаны были открыты при опускании, а при подъеме закрывались под действием давления воды. Прозрачность воды определялась опусканием на канате белого диска до глубины, когда диск становился невидимым.

    В ходе экспедиции изучались морские течения, их скорости. С корабля спускалась шлюпка, С которой В  Шлюп «Восток» воду погружали большой груз на длинном тросе. По скорости дрейфа шлюпки определялась скорость течения. Во время якорных стоянок кораблей замерялись высоты приливов и их время.

    Всего Беллинсгаузен и Лазарев плавали в Южном полушарии 535 дней (100 дней во льдах, 12 раз пересекали Южный полярный круг).

    Исключительную ценность представляют наблюдения за айсбергами, ледяными горами и ледяными полями. Записывались их число и расположение. Измерялась высота ледяных гор и даже подсчитывались объемы наблюдаемых ледяных полей.

    Профессор Н.Н. Зубов особенно высоко оценивал значение экспедиции Беллинсгаузена-Лазарева: «Она занимает блистательное место не только среди антарктических экспедиций, но и среди других экспедиций по исследованию Мирового океана» [60. С. 151].

    Отметим любопытный факт. Первые русские люди ступили на открытый экспедицией Беллинсгаузена-Лазарева материк Антарктиду только через 74 года. Это произошло в 1894 г. В составе южнополярной экспедиции англичанина Роберта Скотта были Д.С. Гирев, взятый в экспедицию для ухода за ездовыми собаками, и владивостокский жокей A.JI. Омельченко в качестве конюха для ухода за лошадьми.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

     

    А в экспедиции Руаля Амундсена (1872-1928), первооткрывателя Южного полюса, участвовал наш соотечественник А.С. Кучин. Он исполнял должность штурмана и океанолога экспедиционного судна «Фрам». На этом судне были проведены первые океанографические работы в Южной Атлантике. В качестве глубоководного лота использовали рояльную струну с 30-килограммовым грузом на конце. Были взяты пробы воды с 2000, 3000 и 4000 м. На каждое взятие пробы уходило до восьми часов.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    В летопись исследований Мирового океана вошла русская экспедиция на шлюпах «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием М.Н. Васильева (1770-1847) и Г.С. Шишмарева (ум. в 1835). Она проходила в 1819-1822 гг. (почти одновременно с экспедицией Беллинсгаузена-Лазарева).

    В ходе этой экспедиции было исследовано побережье Берингова и Чукотского морей, северо-западные берега Америки от мыса Ньюэнхем до залива Нортон, открыт остров Нумиван («Открытие»). Экспедиция выполнила ряд астрономических, метеорологических и магнитных наблюдений, наблюдений над приливами, а со шлюпа «Благонамеренный» в Тасмановом море и вблизи Алеутских островов измерялась температура воды на глубинах до 366 м.

    Во время стоянки судов у берегов Калифорнии Г.С. Шишмарев (вместе с Рыдаловым) произвел первую опись и указал особенности Залива Сан-Франциско. К сожалению, ни Васильев, ни Шишмарев не опубликовали каких-либо материалов об экспедиции. Сведения о плавании «Открытия» и «Благонамеренного» можно найти лишь в архивных материалах и нескольких коротких статьях периодической печати. Исключение составляет публикация в 1950 г. найденной рукописи лейтенанта М.П. Лазарева со шлюпа «Благонамеренный». К книге Лазарева приложен ряд документов, показывающий особенный характер этой экспедиции.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Ф.П. Литке

    В 1821-1824 гг. исследованием и подробной описью берегов Новой Земли, а также северной и средней части Белого моря, о-ва Колгуев и значительной части Лапландского берега (от Белого моря до п-ова Рыбачий), занималась экспедиция, возглавляемая Ф.П. Литке (1797-1882). Одновременно он был командиром брига «Новая Земля», участвовавшего в этой экспедиции. Этот шестнадцатипушечный бриг был построен в 1820 г. корабельным мастером A.M. Курочкиным. Длина судна 24,4 м, ширина 7,6, осадка 2,75 м. Водоизмещение 200 т. При постройке судна учитывалось, что оно будет плавать в Арктике. Поэтому шпангоуты судна были набраны вплотную, а зазоры между ними тщательно проконопачены. По шпангоутам сделаны две обшивки - наружная и внутренняя. Подводная часть была обшита медью.

    Исследуя Белое море, Литке исправил старую карту, имевшую ряд неточностей: некоторые места были нанесены на ней с ошибкой 1,5°. Работы Литке у Новой Земли позволили создать фундаментальную базу для картографии островов. Литке опубликовал результаты экспедиции в книге «Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге "Новая Земля" в 1821-1824 гг.». Труд содержит исторические сведения о русских и иностранных плаваниях в северные воды, но основное внимание в нем уделено, помимо гидрогеографических исследований, разнообразным сведениям из области других наук. Книга переведена на английский и немецкий языки. В предисловии к немецкому изданию указывалось, что исследования Литке в Арктике нельзя пройти молчанием ни в истории мореплавания, ни в истории географии.

    Ф.П. Литке возглавлял и другую русскую кругосветную экспедицию в 1826-1829 гг. Она была послана для исследований берегов Азии и Америки в Беринговом море и северной части Тихого океана. В экспедиции Литке одновременно командовал военным шлюпом «Сенявин» (водоизмещение 300 т, длина 28, ширина 9 м; построен в 1826 г. в Петербурге на Охтинской верфи).

    Одновременно в этой экспедиции был задействован однотипный с «Сенявиным» шлюп «Моллер», которым командовал капитан-лейтенант М.Н. Станюкович.

    Оба корабля вышли в плавание из Кронштадта 20 августа 1826 г. На «Сенявине», кроме Литке, было 8 офицеров, 50 старшин и матросов, а также 3 натуралиста. Путь экспедиции пролегал по маршруту: Копенгаген-Портсмут-Рио-де-Жаней- ро-мыс Горн-Вальпарайсо-Русская Америка-Петропавловск- Камчатский-Каролинские острова-Петропавловск-Камчатский- Берингово море-Каролинские острова-Манила-мыс Доброй Надежды-остров Св. Елены-Гавр-Лондон-Кронштадт.

    Плавание «Сенявина» продолжалось три года и пять дней.

    Эту экспедицию географы считают одной из самых плодотворных русских кругосветных экспедиций.

    Литке составил точную карту значительной части побережья и островов Берингова моря. В Тихом океане открыты 12 неизвестных островов, составлены карты Каролинских и Марианских архипелагов. На этой основе был составлен атлас, включающий более 50 карт и планов.

    В результате наблюдений сделан ценный вклад в океанографию, метеорологию и другие науки. Получен обширный материал по течениям, температурам и удельным весам воды, давлениям. Натуралистами экспедиции собраны богатые коллекции по зоологии (более 1500 экземпляров), ботанике, минералогии (330 образцов горных пород), этнографии. Заметное место заняли результаты измерений силы тяжести и земного магнетизма, маятниковые наблюдения для определения истинной формы Земли.

    Большое значение Литке придавал изучению приливов. Для систематического наблюдения за ними он (после плавания на «Сенявине») предложил идею записывающего «приливомера». Это устройство впервые было установлено на берегу в Но- воархангельске (Русская Америка). Об исследовании приливов в Тихом и Северном Ледовитом океанах Литке в 1844 г. опубликовал обобщенные данные с таблицами и картами. Свое плавание и работу экспедиции Литке изложил в книге «Путешествие вокруг света на военном шлюпе "Сенявин"», вышедшей в свет в 1836 г.

    Академия наук избрала Ф.П. Литке своим членом-корреспондентом. В 1845 г. Литке организовал Русское географическое общество, существующее и поныне. В течение 18 лет (1864-1882 гг.) он возглавлял Петербургскую академию наук.

    Имя Г.И. Невельского (1813-1876) неразрывно связано с освоением устья р. Амур и с окончательным доказательством того, что Сахалин является островом, отделенным от материка судоходным проливом. И важнейшей заслугой этого моряка и исследователя было присоединение к России огромных пространств Приамурского и Приуссурийского краев. До Невельского Сахалин считали полуостровом даже такие знаменитые мореплаватели, как Лаперуз и Броутон, с мнением которых соглашался и Крузенштерн.

    Будучи командиром военного транспорта «Байкал» Невельской в 1848 г. совершил переход из Кронштадта через Атлантический и Тихий океаны вокруг мыса Горн в г. Петропавловск- Камчатский. С 1849 г. на «Байкале» он исследовал и составил описание западного побережья Камчатки, восточных берегов Охотского моря, северной части Сахалина. Невельской доказал возможность входа кораблей в Амур с моря. В 1850-1855 гг. Амурская экспедиция под его руководством исследовала нижнее течение Амура, о-в Сахалин, Татарский пролив, побережье Приморья. Невельской основал вблизи устья Амура Николаевский пост (ныне Николаевск-на-Амуре) и пост в заливе Императора Николая I (ныне Советская гавань).

    Экспедиция Невельского имела не только научное, но и политическое и экономическое значение. Она способствовала окончательному установлению границы с Китаем (договоры 1858-1860 гг.) и закреплению за Россией обширного Дальневосточного региона.

    Среди славной плеяды русских мореплавателей-исследователей С.О. Макаров (1848/1849-1904) занимает совершенно особое место. Он проявил себя исключительно разносторонним ученым и военным деятелем.

    Макаров известен как теоретик кораблестроения и военно-морского искусства, как ученый-океанограф и изобретатель-конструктор. Он был выдающимся организатором и талантливым флотоводцем. Его заслуженно считают основателем школы отечественной океанологии.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Г.И. Невельской

    Исследованиями Мирового океана, выполненными С.О. Макаровым, Российская океанография внесла заметный вклад в мировую науку.

    Начало океанологической деятельности Макарова положили его исследования течений в прол. Босфор, совершенные по собственной инициативе на пароходе «Тамань» в 1881-1882 гг. К тому времени этот ученый-флотоводец уже имел широкую известность своими теоретическими работами о непотопляемости корабля и боевыми подвигами во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

    Вступив в командование пароходом «Тамань», находившимся в распоряжении русского посла в г. Константинополе, он решил вместо участия в дипломатических приемах и балах заняться изучением течений в районе пролива Босфор. От местных рыбаков Макаров услышал, что по древним поверьям, в Босфоре существуют два течения, верхнее и нижнее, различные по скорости и направлению.

    В научной литературе того времени высказывались по этому поводу весьма противоречивые мнения. Ни в одной лоции, ни на одной карте черноморских проливов это явление не указывалось. Более того, капитан британского флота, член Королевского географического общества Спратт, некогда производивший съемки Босфора, категорически отрицал существование нижнего течения в проливе.

    Макаров решил проверить факт существования двух течений путем непосредственных наблюдений, имея для этого корабль и разрешение русского посла. Вместе с тем есть основания полагать, что наряду с научными целями Макаров имел в виду и цели военные. В частности, он, видимо, хотел определить возможность использования в проливной зоне минного оружия. А для этого необходимо было знать не только глубины района, но и скорости и направления течений.

    Следует заметить, что Макаров, безусловно, был ранее знаком с производством обычных судовых гидрометеорологических наблюдений, но совершенно не был подготовлен к столь сложным океанологическим исследованиям.

    Спустив с парохода шлюпку, Макаров вышел на ней в пролив. На тросе он стал опускать со шлюпки бочонок с водой (ан- керок) на разные глубины и увидел, что при нахождении анкерка на поверхности шлюпку несло в сторону Мраморного моря силой сточного верхнего течения из Черного моря. При погружении же анкерка на глубину около 10 саженей, шлюпку несло в противоположном направлении в сторону Черного моря, т.е. против поверхностного течения.

    Макаров отмечает: «Опускание анкерка прямо показало мне, что внизу существует обратное течение и довольно сильное, потому что анкерок в пять ведер воды был достаточен, чтобы заставить четверку (шлюпку) двигаться против верхнего течения» [44. С. 58].

    Убедившись в существовании двух встречных течений, Макаров постарался и объяснить это явление. Океанография только зарождалась, не имела теоретических основ. Не было необходимых приборов. Поэтому все пришлось сделать самому Макарову. По его чертежу на «Тамани» был изготовлен батометр, близкий по конструкции к аналогичному прибору Ленца. Из Петербурга Макарову прислали глубоководный термометр. Для замера скорости течения Макаров сделал гидрометрическую вертушку, названную им флюктометром («пропеллер с колокольчиком»).

    С ноября 1881 г. по сентябрь 1882 г. в разных местах прол. Босфор Макаров выполнил 4000 определений температуры и солености воды, а также 1000 измерений скорости течений.

    Выяснилось, что более легкая, в какой-то степени опресненная, вода движется в поверхностном слое, а более тяжелая и более плотная - подстилает ее и, начиная с глубины 21-22 м, движется в противоположную сторону.

    Поверхностное течение возникает вследствие избытка пресных вод, вносимых в Черное море реками Азово-Черноморского бассейна и выпадающими осадками. Этот избыток пресных вод определяет повышение уровня Черного моря по сравнению с уровнем Мраморного (около 40 см) и порождает поверхностное сточное течение в сторону Мраморного моря.

    Нижнее течение возникает за счет разности плотности вод Черного и Мраморного морей. В последнем из них воды гораздо соленее, чем в Черном море. Поэтому на одной и той же глубине давление в Мраморном море больше, чем в Черном. Иными словами, имеет место градиент давления, направленный в сторону Черного моря, вызывающий движение воды в нижнем слое Босфора.

    Годичный цикл наблюдений, осуществленный Макаровым, позволил выявить ряд закономерностей в режиме течений Босфора.

    Он установил колебания границы между течениями в зависимости от времени года, времени суток, направления ветра и других причин, обнаружил постепенное осолонение верхнего течения по мере продвижения воды к Мраморному морю и, наоборот, постепенное распреснение нижнебосфорского течения в обратном направлении.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    С.О. Макаров

    По подсчетам Макарова, верхнебосфорское течение уносит из Черного моря 390 куб. км воды в год, а нижнее из Мраморного моря 212 куб. км в год.

    Результаты своих первых океанографических исследований Макаров изложил в изданной в 1885 г. книге «Об обмене вод Черного и Средиземного морей». В архиве Российской академии наук хранится отзыв академиков А.В. Гадолина (1828— 1892) и Г.И. Вильде (1883-1902) от 21 мая 1885 г. об исследованиях и книге Макарова. Отзыв был прочитан на заседании физико-математического отделения Академии наук.

    В отзыве говорилось: «Первое точное исследование течений вод через Босфор принадлежит флигель-адъютанту капитану 1 ранга С.О. Макарову, который определил скорость течения в разных глубинах вместе с температурой и плотностью воды. Всего сделано более 1000 измерений течений, определений температуры и удельного веса воды». И академики заключают: «Мы признаем труд г. Макарова в высшей степени интересным и представляющим весьма драгоценный научный материал» [95. С. 301].

    За этот труд С.О. Макаров по конкурсу Академии наук был награжден академической премией митрополита Макария в размере 1000 руб.

    Представление к премии написал академик Л.И. Шренк: «Капитан 1 ранга Макаров с помощью многочисленных наблюдений, произведенных им над движением, удельным весом и температурой воды в Босфоре и в смежных с ним Черном и Мраморном морях, вывел новые, весьма замечательные и ценные для науки результаты... На основании вышеизложенного я полагал бы справедливым присудить сочинению Макарова "Об обмене вод Черного и Средиземного морей" премию митрополита Макария» [44. С. 62].

    Гидрологические исследования Макарова в Босфоре видные океанографы мира уже тогда отнесли к числу классических исследований по изучению моря, выдвинули его в ряды первоклассных ученых-океанографов. Макаров был избран действительным членом Русского географического общества. Вице- председатель общества П.П. Семенов-Тян-Шанский писал ему: «Императорское Русское географическое общество, желая пользоваться просвещенным участием Вашим в трудах своих, избрало Вас своим действительным членом 30 апреля 1885 г.» [130. С. 92].

    Еще более крупным научным свершением С.О. Макарова стала продолжавшаяся почти три года кругосветная экспедиция под его руководством на парусно-паровом корвете «Витязь». Ряд ученых-океанографов считают, что по объему и результатам некоторых видов исследований, выполненных на «Витязе», эти исследования в несколько раз превосходят все предшествующие экспедиции мира. И недаром имя «Витязь» выгравировано на фронтоне океанографического музея в Монако в числе 10 самых прославленных в мире научно-исследовательских судов.

    Макаровский корвет «Витязь» (с 1892 г. - крейсер 1 ранга) являлся парусно-паровым кораблем бронепалубного типа, построенным в 1886 г. на верфи Галерного острова в Санкт-Петербурге. Строительством руководил корабельный мастер П.А. Титов. Для уменьшения перегрузки впервые в русском флоте мачты «Витязя» были изготовлены не из дерева, а из железа. Водоизмещение корабля 3200 т, длина 81,6 м, ширина 13,7, осадка 5,1 м. Паровая машина мощностью 2020 кВт сообщала кораблю скорость хода до 13 уз. Вооружение корвета (крейсера) состояло из десяти 152-мм орудий и четырех 47-мм пушек, имелись три торпедных аппарата.

    Под командованием капитана 1 ранга С.О. Макарова «Витязь» вышел в кругосветное плавание в сентябре 1886 г. За три года было пройдено 59 269 миль, из них под парусами 25 856 миль. В ходе плавания по инициативе С.О. Макарова в Тихом океане и некоторых других частях Мирового океана выполнены обширнейшие и уникальные по значению океанографические исследования. Собран и обработан огромный материал.

    Макаров первым в океанологической практике применил метрическую систему и первым стал измерять температуру не по Фаренгейту, а по Цельсию. Температура и соленость воды, ее удельный вес (плотность) определялись на 261 гидрологической станции на глубинах 25, 50, 100, 200, 400, а в отдельных случаях и 800 м. Выявлялись сила и направления течений, другие гидрологические параметры и явления. Было подтверждено, например, влияние вращения земли на направление морских течений.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Корвет «Витязь»

    Макаров определенно указал, что однородные глубинные воды Тихого океана - это воды антарктического происхождения, в свое время погрузившиеся на глубину как более холодные и плотные массы. Особое внимание Макаров уделял исследованиям северной части Тихого океана. Осредняя наблюдения по определенным квадратам, он построил карты распределения температур в морях, прилегающих к азиатским берегам России. Макаров понимал важное значение этого региона для России, ее обороноспособности с тихоокеанских направлений для действий ВМФ.

    На картах Макарова явственно обнаруживается нарушение обычного зонального распределения термических характеристик: в летнее время температуры воды в направлении с юга на север не понижаются, а, наоборот, возрастают. Особенно интересна карта распределения температур на глубине 400 м. Она ясно показала существование более теплой области в районе 20°-30° с.ш. и более холодной в экваториальной полосе. Было выявлено, что приливы начинаются с нижних более тяжелых слоев воды. На картах Макарова показаны линии последовательности замерзания и вскрытия ледового покрова в дальневосточных морях.

    С.О. Макаров на «Витязе» впервые тщательно изучил гидрологические особенности многих проливов - Датских, Ла-Манша,

    Гибралтара, Дарданелл, Баб-Эль-Мандебского, Маллакского, Формозского, Корейского, Лаперуза и др. Интерес Макарова к проливам объясняется тем, что через них осуществляется обмен водами морей и океанов и они являются важными узлами морских путей. Макарова заслуженно называют основателем учения о проливах.

    Итогом научных исследований, выполненных С.О. Макаровым на корвете «Витязь», стала его книга «Витязь и Тихий океан». Эта работа была представлена на соискание премии Академии наук 19 сентября 1893 г. Ее рассматривала комиссия, в которую входили академики П.Л. Чебышев, Л.И. Шренк, А.Ф. Бычков, А.Н. Веселовский, В.Г. Василевский, К.Н. Бестужев-Рюмин, А.А. Куник, А.П. Карпинский и Н.Ф. Дубровнин, а также член-корреспондент М.А. Рыкачев (1840-1919, генерал, директор Главной физической обсерватории), назначенный основным рецензентом.

    В заключении академической комиссии по труду С.О. Макарова указывалось: «Подводя итоги всего, что дает С.О. Макаров в объемистом и многолетнем труде, нельзя не признать, что исследования и опыты, им произведенные, достигли своей цели и дают полезные указания для будущих исследований. Богатый найденный материал, доставленный корветом, был подвергнут обработке, результатом которой явились гидрологические карты Тихого океана и морей восточного берега Азии...». И вывод: «Труд Макарова значительно расширяет наши знания о гидрологических явлениях в океанах и морях и вполне заслуживает присуждения ему полной премии Академии наук» [82. С. 514].

    Кроме Академии наук, труд Макарова отмечен также Русским географическим обществом, признавшим его «достойным Большой Золотой медали». Зарубежные ученые оценили его как «классический труд, являющийся настольной книгой по океанографии».

    Как образец научного исследования книга во многом до сих пор не потеряла своего значения. Она переведена почти на все распространенные языки мира. Труд С.О. Макарова используют современные отечественные экспедиции, исследующие Мировой океан. Они подтверждают и расширяют результаты работ, выполненных на «Витязе».

    Идея исследовать арктические моря с помощью мощного ледокола зародилась у С.О. Макарова в начале 1890 г. Он подал докладную записку управляющему Морским министерством вице- адмиралу П.П. Тыртову, в которой заявил, что «современное развитие техники позволяет создавать ледоколы, способные работать в Северном Ледовитом океане» [33. С. 121]. В Записке он представлял вполне возможным пройти в высокие широты вплоть до Северного полюса и исследовать неизвестные районы Центральной Арктики.

    К сожалению, предложения Макарова были отвергнуты Морским министерством. Однако Макаров продолжал борьбу за осуществление своей идеи. Он выступает на заседании Академии наук с докладом о значении ледоколов в исследовании Арктики. Его лекцию «К Северному полюсу - напролом!» слушают в Русском географическом обществе. Вступительное слово к лекции произносит Ф.Ф. Врангель, друг Макарова, разносторонний ученый, автор трудов по гидрологии, измерениям больших глубин, физических исследований в Черном и Азовском морях, преподаватель Морской академии. Врангель указал на необходимость для России заниматься исследованиями Северного Ледовитого океана.

    В своем сообщении Макаров изложил историю развития ледоколов, а также сделал анализ ледовой обстановки в морях Арктики. В заключение он предложил построить два ледокола мощностью по 10 тыс. л.е., которые должны были работать совместно.

    Идею постройки мощного ледокола для плавания в Арктике активно поддержал Д.И. Менделеев, а также тогдашний министр финансов С.Ю. Витте, который рекомендовал Макарову сначала лично ознакомиться с путями через Карское море.

    Макаров на одном из шведских пароходов, которым командовал Отто Свердруп (капитан «Фрама» в экспедиции Нансена), побывал на о-ве Шпицберген. От Свердрупа он узнал много нового об арктических льдах и условиях плавания. По возвращении со Шпицбергена, Макаров на пароходе «Иоанн Кронштадтский», шедшем в караване судов, пересек Карское море. На переходе он произвел многочисленные измерения температур и удельного веса поверхностных вод. На этом же пароходе Макаров поднимался вверх по Енисею, посетил ряд сибирских городов, изучая возможности и реальную торговлю по трассе Северного морского пути.

    Пользуясь помощью С.Ю. Витте, которому Макаров доложил о результатах плавания, в декабре 1897 г. он отправляется в Ньюкасл для заключения договора о постройке ледокола с фирмой Армстронг-Умтцорт. На строительство корабля Макарову были отпущены 3 млн руб.

    Проект ледокола, а точнее технические условия постройки, разрабатывала комиссия, в которую входили, кроме ее председателя С.О. Макарова и Д.И. Менделеева, специалисты-кораблестроители и инженеры В.И. Афанасьев, Р.И. Рунберг, Н.Е. Кутейников, П.А. Авенариус, Ф.Ф. Врангель, П.К. Янковский, капитан 1 ранга Н.Н. Шеман и О. Свердруп.

    Договор с фирмой Макарову удалось подписать на весьма выгодных условиях, было оговорено право контроля Макарова за постройкой судна на всех ее этапах. Фирма обязывалась вносить коррективы в проект по требованию заказчика, а испытания ледокола проводить как в Балтийском море, так и во льдах Арктики. При этом разрешалось с максимальной скоростью ударять в лед любой прочности какой угодно частью корпуса.

    Своим заместителем по постройке ледокола Макаров назначил будущего командира корабля лейтенанта М.П. Васильева.

    По ходатайству от сибирских организаций строящемуся ледоколу было дано имя «Ермак».

    13 февраля 1898 г. Макаров вторично был в Ньюкасле, где утвердил чертежи «Ермака», в Эдинбурге прочел ряд лекций о будущем ледоколе и планах его использования. Во время ряда заграничных поездок в Германию и Северную Америку Макаров знакомился с работой ледоколов.

    Для Макарова была изготовлена модель строящегося ледокола в масштабе 1 : 48. С этой моделью Макаров произвел ряд опытов, изучая крен, дифферент, плавучесть судна, а также его непотопляемость путем заполнения водой различных отсеков судовой модели.

    17 октября 1898 г. состоялся спуск «Ермака» на воду, а через четыре месяца ледокол вышел из Англии. Легко преодолев льды Финского залива, 4 марта 1899 г. «Ермак» прибыл в Кронштадт.

    Этот первый в мире линейный ледокол имел водоизмещение 90 тыс. т, длину 93 м (впоследствии его удлинили на 5 м), ширину 21,6, осадку 7,62 м (с полным запасом угля в 3 тыс. т). Для того чтобы ледокол, прикасаясь ко льду, обламывал его, наружным обводам придан наклон; передняя часть форштевня срезана под углом. Кроме того, был создан крепкий ледовый пояс. Форма корпуса в поперечном разрезе напоминала яйцо, что способствовало сопротивлению при сжатии льдами. Восемь водонепроницаемых переборок делили ледокол на девять главных отсеков, в которых размещались носовая и кормовая дифферентные цистерны, котлы и паровые машины, трюм, помещения для команды.

    На верхней палубе ледокола было установлено четыре паровых крана для погрузки топлива, продовольствия и других грузов.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Ледокол «Ермак»

    «Ермак» имел две высокие трубы, что делало силуэт ледокола узнаваемым моряками. Ледокол имел четыре главные паровые машины мощностью 2500 л.с. каждая. Для плавания на чистой воде предусматривались четыре вспомогательные паровые машины по 400 л.с. Было 12 паровых котлов (6 двойных) шотландского типа, работавших на угольном топливе. Четырехлопастные гребные винты имели съемные лопасти. Установленная в помповом отделении водоотливная помпа производительностью 600 т/ч могла откачивать воду из всех девяти отсеков. По инициативе Макарова многое было сделано с целью улучшения условий для работы и отдыха личного состава. Экипаж состоял из 102 моряков; из них 9 человек командного состава. На заводских испытаниях ледокол показал скорость полного хода 15,9 уз. Расход угля не превышал 100 т в сутки.

    8 мая 1899 г. Макаров на «Ермаке» вышел в первое пробное плавание в полярных льдах поначалу до Шпицбергена. В ходе плавания предполагалось выполнить ряд научных работ - астрономических, магнитных, метеорологических, гидрологических, биологических и химических, о чем было указано в записке Макарова и Менделеева на имя С.Ю. Витте.

    Пробное плавание прерывалось из-за появившейся течи в корпусе. Приходилось возвращаться в Ньюкасл для ремонта и подкрепления корпуса.

    5 ноября 1899 г. «Ермак» вновь пришел в Кронштадт. В эту зиму ледоколу пришлось в Финском заливе освободить ото льда крейсер «Громобой», вывести из Таллина крейсер «Адмирал Нахимов», провести в гавань несколько десятков торговых судов.

    Наиболее сложной была операция «Ермака» по спасению севшего на прибрежные камни во время снежной бури броненосца «Генерал-адмирал Апраксин». Во время этой операции впервые в истории спасательных работ было применено радио, изобретенное А.С. Поповым, которому удалось практически реализовать открытие Генрихом Герцем электромагнитных волн («Вибратор Герца»).

    Эта успешная операция способствовала повышению авторитета Макарова и его детища - «Ермака». Ледокол был в значительной степени переоборудован; корпус стал длиннее, его прочность существенно повышена, шпангоуты поставлены перпендикулярно обшивке, а к диаметральной плоскости - под косыми углами. Изменена и энергетическая установка корабля; были сняты носовая машина и два котла.

    17 июня 1901 г. «Ермак» с Макаровым вышел в арктический рейс, направляясь к Новой Земле. Через неделю он попал в сплошной тяжелый лед и вскоре оказался на целый месяц в плену торосистых льдов. Только 6 августа «Ермак» смог освободиться из ледового плена. Достигнув Земли Франца-Иосифа, «Ермак» возвратился в Тромсё.

    За время плавания Макаров собрал большой материал по ледоведению, глубоководным и магнитным исследованиям. Была составлена карта Новой Земли. В телеграмме на имя С.Ю. Витте Макаров сообщал: «Ермак» выдержал чрезвычайно тяжелые испытания во льдах вполне успешно. Повреждений в механизмах нет. Все здоровы.

    О своих плаваниях на «Ермаке» С.О. Макаров рассказал в книге «"Ермак" во льдах» (1901 г.), где изложил результаты выполненных исследований в Арктике, которые убедительно свидетельствовали о больших возможностях для науки при использовании таких мощных ледоколов, о том, что

    «ЕРМАКЪ» можетъ работать во лъдахъ Ледовитаго океана, что на просторЪ его работа будетъ усп-Ъшн-Ъе, ч-Ъмъ у бе- реговъ, и что н'Ътъ ничего невероятного, если ему удастся проникнуть въ татя мЪста, которыя еще никогда не были посещены человЪкомъ и остаются совершенно не изученными.

    Фрагмент текста книги С.О. Макарова «"Ермак" во льдах» и его факсимиле

    Весь мир по праву считает ледокол «Ермак» родоначальником современных мощных ледоколов. Он прослужил в российском флоте 66 лет. Сотни кораблей обязаны ему своим спасением. Не одну тысячу судов провел он через тяжелые льды.

    Научные исследования в ходе русских кругосветных плаваний и экспедиций в XIX в.

    Первая целенаправленная океанографическая экспедиция на Черном море состоялась в 1890-1891 гг. Поначалу она проводилась на канонерской лодке «Черноморец» под руководством И.Б. Шпиндлера. Только за один месяц 1890 г. было сделано 60 станций.

    Канонерские лодки «Донец» и «Запорожец» участвовали в этой экспедиции в 1891 г. Основной задачей экспедиции являлось изучение заражения сероводородом глубинных вод Черного моря. Было выполнено 126 океанологических станций, из них 58 глубинных и три драгированных.

    Океанографическая съемка Мраморного моря произведена в 1894 г. Ею вновь руководил И.Б. Шпиндлер на турецком пароходе «Селяник». Под его же руководством в 1897 г. была проведена экспедиция на Каспийском море по изучению залива Кара-Богаз-Гол. В экспедиции использовался колесный пароход «Крас- новодск».

    Опубликовано: 20-11-2012

     
     

    Контакты @                 Главная                    ©2014