• Персоналии

  • Ушаков Федор Федорович
    Ушаков Федор Федорович13 (25) февраля 1745 года — 2 (14) октября 1817 года История жизни.
  • Нахимов Павел Степанович
    Нахимов Павел Степанович (1802, с. Городок Смоленской губ.- 1855, Севастополь) - флотоводец, герой Крымской войны. Род. в дворянской семье. В 1815 был зачислен в Морской кадетский корпус.

Презентации

Корабли Балтики


    Корабельные истории

     

    Броненосец Потемкин

    Корабли революции

    Броненосец Потемкин

    26 сентября 1900 г. в г. Николаеве был спущен на воду новый броненосец, по тому времени самый мощный и совершенный корабль Черноморского флота.

    Строили броненосец Потемкин долго — шесть лет (как Аврору). Корабль вошел в строй в 1904 г.

    Две вертикальные паровые машины тройного расширения общей мощностью более 10 ООО л. е., получая пар от 14 котлов, обеспечивали высокую по тем временам скорость корабля — 16 уз. На броненосце было установлено два четырехлопастных гребных винта.

    По сравнению с броненосцами, ранее вступившими в строй, в частности своим ближайшим прототипом броненосцем Три Святителя, построенным на том же заводе (Николаевском Адмиралтействе) в 1895 г., Потемкин был более совершенным кораблем.

    Главные размерения, м. . . .     113,1x22,2x8,3

    Водоизмещение, т............12 480

    Мощность главных двигателей, л. с..........................10 600

    Скорость, уз ................16

    До постройки Потемкина применялась главным образом так называемая сталежелезная броня, или, как ее называли, «компаунд». При изготовлении этой брони на железную плиту постепенно наплавляли сталь. После закалки наплавленный слой стали приобретал значительную твердость, и сопротивляемость всей броневой плиты удару снаряда возрастала на 25% по сравнению с сопротивляемостью плиты из чисто железной брони. В то же время внутренняя железная сторона плиты оставалась мягкой, вязкой и не разрушалась от удара снаряда.

    В России броня «компаунд» впервые была применена на броненосцах типа Чесма, и ее широко использовали при постройке кораблей в 1880—1900 гг. Хотя сталежелезная броня «компаунд» была совершеннее железной брони, защита кораблей при ее применении оставалась очень громоздкой и тяжелой. Например, на броненосце Три Святителя толщина бортовой сталежелезной брони составляла 406—457 мм, т. е. почти полметра, а масса брони достигала 40% от водоизмещения.

    Ко времени создания броненосца Потемкин появилась более прочная броня, изготовляемая из чисто стальных плит, которые с наружной стороны подвергались цементации. В результате наружная сторона плиты становилась очень твердой, а внутренняя сторона оставалась вязкой. Применение более прочной брони на новом броненосце позволило получить существенную экономию в массе (эффективную защиту от вражеских снарядов можно было обеспечить при меньшей толщине броневых плит). Это позволило резко увеличить мощность артиллерийского вооружения на Потемкине.

    Если толщина бортовой брони на Трех Святителях была 406—457 мм, то на Потемкине бортовые плиты вдвое тоньше — 178—229 мм. Соответственно всюду на Потемкине была существенно уменьшена толщина броневых плит: броня казематов стала 127 мм (вместо 406 мм на Трех Святителях), броня башен главного калибра — 254 мм вместо 406 мм, броня палуб — 38—76 мм вместо 76—229 мм.

    Такое уменьшение толщин брони, а следовательно и ее массы, позволило вдвое (!) увеличить количество 152-мм орудий по сравнению с количеством орудий на броненосце Три Святителя. Таким образом, как боевая единица Потемкин был самым сильным из всех ранее построенных броненосцев.

    В двух броневых башнях было установлено четыре 305-мм орудия главного калибра, длина каждого ствола которых составляла 12,2 м. В бортовых бронированных казематах располагались шестнадцать 152-мм орудий, длина стволов которых составляла почти 7 м. Кроме того,

    корабль был вооружен 22 орудиями более мелких калибров, двумя десантными пушками, четырьмя пулеметами системы Максим, а также пятью торпедными аппаратами.

    Характерным для нового броненосца было широкое применение электричества как для приведения в действие различных машин и механизмов, включая механизм вращения башен главного калибра, так и для освещения.


    Рис. 2. броненосец Потемкин.
    Броненосец Потемкин, представлял собой огромную для своего времени и практически неприступную плавающую крепость, одетую в мощную броню (рис. 2). Экипаж корабля по проекту состоял из 731 * человека: 26 офицеров и 705 матросов, но даже и такого большого количества команды едва хватало, чтобы обеспечить нормальную работу и содержание в порядке сложного вооружения, оборудования и устройств корабля. Машинисты и кочегары, артиллеристы и минеры, рулевые и матросы палубной команды — все были заняты с раннего утра до позднего вечера, чтобы поддерживать большой броненосец в постоянной боевой готовности.

    Фактически, как будет показано ниже, численность экипажа Потемкина оказалась больше.

    Потемкин был последним броненосцем в кораблестроительной программе 1881 р., которая ставила задачей возрождение Черноморского флота после поражения в Крымской войне 1853—1856 гг. Напомним, что в 1856 г. Россия была вынуждена подписать унизительный Парижский договор, запрещающий русскому государству держать на Черном море военно-морской флот. Прошло несколько десятилетий, прежде чем Россия получила возможность приступить к строительству военных кораблей для Черноморского флота. Введение в строй Потемкина, последнего из восьми эскадренных броненосцев, намеченных по программе к постройке, означало укрепление южных морских границ Российской империи.

    Не случайным был и выбор завода-строителя. Николаевское Адмиралтейство было одним из ведущих судостроительных предприятий страны, на котором создавались военные корабли по ответственным заданиям Морского министерства. Здесь был собран удивительный броненосный корабль Новгород, построен однотипный корабль Вице-адмирал Попов — знаменитые «поповки». Здесь был построен первый на Черном море эскадренный броненосец Екатерина //, за которым последовали новые броненосцы: Двенадцать Апостолов, Три Святителя, Ростислав. Инженеры и рабочие Николаевского Адмиралтейства имели огромный опыт строительства броненосных кораблей, и поэтому никого не удивило, что заказ на постройку Потемкина получили именно николаевские кораблестроители.

    Разрабатывал проект и руководил строительством известный корабельный инженер А. Э. Шотт. То, что броненосец Потемкин строился долго, в значительной степени объяснялось крайне тяжелыми условиями труда рабочих: механизация была самая примитивная, корпусные детали и конструкции, весившие подчас десятки тонн, подавались с помощью простейших подъемных приспособлений, сборка корпуса производилась вручную.

    Рабочие ели в неотапливаемой столовой, продукты зачастую бьцш недоброкачественными. Пользуясь тем, что Николаевское Адмиралтейство считалось военным предприятием, начальство обращалось с рабочими, как с «нижними чинами» в армии и на флоте и нередко принуждало их работать во время отдыха. 1

    В начале двадцатого века после тяжелого, позорного поражения в войне с Японией, в условиях аграрного и промышленного кризиса в России назревала Первая русская революция 1905 г.

    Помимо общегосударственных предпосылок, о которых мы сказали, было много причин, способствовавших росту революционных настроений на флоте: служба на флоте длилась семь лет; на кораблях и в береговых командах царила палочная дисциплина, суровая муштра; матросов часто плохо кормили.

    Восстание на лучшем броненосце Черноморского флота было подготовлено всем ходом революционных событий, развивавшихся в стране. Еще со времени достройки броненосца у стенки Николаевского Адмиралтейства в 1903 на корабле начали распространять прокламации. Рабочие-судостроители Николаевского Адмиралтейства, вступившие в РСДРП, особенно большевики, установили тесную связь с матросами из команды Потелгкина и привлекли на свою сторону свыше 50 человек.

    Среди членов экипажа Потемкина наиболее яркой фигурой был квартирмейстер Г. Н. Вакуленчук, член РСДРП с 1903 г. Убежденный революционер, политически грамотный, отличный организатор, он создал на Потемкине социал-демократический кружок, а впоследствии, на его основе — судовую социал-демократическую организацию.

    Г. Вакуленчук являлся членом Севастопольского Центрального флотского комитета военной организации РСДРП, под руководством которой на многих кораблях Черноморского флота были созданы местные военные организации, готовившие вооруженное восстание. Севастопольский Центральный флотский комитет военной организации РСДРП разработал план вооруженного восстания, предусматривавший захват всех кораблей флота, захват власти в Севастополе совместно с солдатами гарни зона и рабочими города, превращение Севастополя в центр революции на юге России, распространение восстания на Кавказ, Одессу, Николаев и другие районы страны, включая Петербург и Москву.

    <em>1 19 ноября 189S р. рабочие Николаевского Адмиралтейства, занятые на постройке броненосца Потемкин, устроили бунт, отказавшись от недоброкачественного обеда в казенной столовой. Через полгода эти же рабочие устроили забастовку в ответ на попытку администрации заставить их работать в обеденный перерыв.</em>




    Восстание было намечено начать в конце лета или ранней осенью, когда корабли Черноморского флота будут находиться на учебных стрельбах. На это были серьезные причины: во-первых, к тому времени революционное движение в стране окрепнет; во-вторых, на стрельбах корабли будут располагать необходимым боезапасом, без которого немыслимо вооруженное выступление, и, в-третьих, правительство в первые дни восстания не сможет бросить против восставших кораблей сухопутные силы: гарнизон, жандармов, полицию и т. д.

    Однако события опередили планы революционного комитета. В начале июня начались волнения солдат береговой обороны, а когда на усмирение солдат были брошены броненосцы Екатерина II и Три Святителя, команды обоих кораблей отказались стрелять по солдатам. На других кораблях тоже начали проявляться революционные настроения, и руководство флотом вывело эскадру в море.

    Центральный флотский комитет военной организации РСДРП внес в свои планы коррективы. Было решено начать восстание, когда корабли выйдут в море, в район Тендровской косы. Но неожиданно пришло новое известие: за две недели до выхода всей эскадры в район Тендровской косы вышел броненосец Потемкин (12 июня), поскольку на нем еще не были окончательно налажены артиллерийские системы. Командование отправило броненосец пораньше, чтобы заводские специалисты отрегулировали все приборы и механизмы и испытали их в морских условиях (на борту Потемкина находилось 23 человека мастеровых во главе с механиком А. Харкевичем, а также два офицера, прикомандированные из Петербурга для наблюдения за стрельбами).

    Этот внеплановый выход Потемкина очень обеспокоил Центральный флотский комитет военной организации РСДРП. Уже долгое время обстановка на корабле была крайне накаленной. Командир корабля капитан I ранга Е. Н. Голиков и старший офицер капитан II ранга Гиляровский создали для «нижних чинов» невыносимые условия. За малейшую провинность матросов били (известны случаи, когда от ударов при побоях у матросов лопались барабанные перепонки), причем пример подавали лично командир и старший офицер..

    В середине мая 1905 г. агент охранки сообщил своему начальству, что команда Потемкина намерена начать восстание сразу после выхода в море, о чем командир Е. Н. Голиков получил соответствующее предостережение. Разумеется, Центральный флотский комитет военной организации РСДРП тоже был осведомлен о накаленной обстановке на Потемкине, и его руководители настоятельно предупреждали судовой комитет РСДРП о необходимости не допустить стихийного выступления на броненосце.

    Перед большевиками корабля стояла очень трудная работа — сдержать возмущение экипажа, его озлобление против ненавистных офицеров, предотвратить стихийное выступление.

    К моменту выхода Потемкина на стрельбы на борту находилось семь офицеров командного состава, одиннадцать младших офицеров, священник, два офицера, командированных из Петербурга, 23 человека мастеровых и 776 «нижних чинов». Основная часть рядового состава — около 400 человек — были старослужащими, призванными на флот в 1899—1903 гг.

    Многие из старослужащих прошли хорошую школу политической борьбы: они участвовали в нелегальных сходках, были знакомы с социал-демократической литературой, имели опыт организованных выступлений против корабельного начальства. Среди старослужащих выделялась сравнительно небольшая группа настоящих революционеров — 70—80 человек.

    К числу таких членов экипажа относился один из руководителей восстания на Потемкине минно-машинный квартирмейстер первой статьи А. Н. Матюшенко. А. Н. Матюшенко был мужественным борцом, но ему недоставало опыта революционного руководителя, который был, например, у Г. Вакуленчука. Были на Потемкине и другие мужественные и убежденные борцы против самодержавия: И. А. Лычев, В. 3. Никишин, Ф. В. Мурзак.

    В команде броненосца было много новобранцев, — малограмотных и далеких от политики деревенских парней, призванных в царский флот в 1904 г. (60 человек) и в 1905 г. (220 человек). На эту часть экипажа большевики еще не могли опереться.

    Тем не менее большевики делали все, чтобы не допустить стихийного выступления. Руководители судового комитета организации РСДРП во главе с Г. Вакуленчуком и А. Матюшенко призывали потемкинцев воздержаться от преждевременного выступления и дождаться выхода в море всей эскадры.

    13 (26) июня для пополнения пищевых припасов в Одессу был направлен миноносец № 267, на борту которого находился ревизор броненосца Потемкин мичман Макаров, а с ним — взвод моряков, поскольку предстояло закупить около 30 пудов мяса.

    В Одессе почти все заводы были охвачены стачкой, на улицах появились баррикады, солдаты и казаки расстреливали мирных демонстрантов. То, что группа моряков с Потемкина весь день находилась в городе, охваченном революционными волнениями, тоже существенно повлияло на их настроение.

    Миноносец вернулся на рассвете. Мясо, купленное в Одессе, оказалось несвежим. Команда пришла в негодование, но большевики сумели сдержать возмущение матросов и убедили моряков не начинать активного выступления, а всем вместе отказаться от пищи.

    Но командир броненосца Е. Н. Голиков решил навсегда отбить у моряков желание бунтовать и приказал арестовать зачинщиков и расправиться с ними.

    Произошла вооруженная схватка, в которой погиб руководитель потемкинцев, революционер Г. Вакуленчук, пользовавшийся большим авторитетом у матросов. Матросы убили командира, Гиляровского, нескольких других ненавистных офицеров и выбросили их за борт. Остальных офицеров разоружили и арестовали, предварительно предложив каждому из них встать на сторону восставших. Несколько офицеров примкнули к восставшим, но, как это выяснилось впоследствии, сделали это из страха, что их убьют. Очень скоро они начали вести среди моряков контрреволюционную агитацию, чем нанесли восстанию вред. И только инженер-механик А. П. Коваленко искренне примкнул к восстанию.

    Для управления кораблем избрали комиссию из 30 матросов, а командиром назначили прапорщика Д. П. Алексеева, который до военной службы работал штурманом на коммерческих судах и мог управлять кораблем в море. Старшим офицером назначили старшего боцмана Ф. В. Мурзака (впоследствии он принимал активное участие в Великой Октябрьской социалистической революции, а в гражданскую войну занимал ответственные посты в рядах Красной Армии и погиб, расстрелянный деникинцами).

    Итак, восстание все-таки произошло. Впервые в нашей стране появился революционный плавучий бастион, могучий броненосец, власть на котором принадлежала восставшим морякам. Теперь нужно было решить, что делать дальше.

    Два обстоятельства были крайне неблагоприятны: во-первых, погиб Г. Вакуленчук, талантливый организатор, опытный революционный руководитель, который лучше других понимал значение планов Центра, стремился придать восстанию организованный характер; во-вторых, выступление на Потемкине произошло стихийно, изолированно, что лишило восставших поддержки матросов с других кораблей Черноморской эскадры.

    Первый шаг, предпринятый восставшими потемкин- цами, был абсолютно правильным: они направили свой броненосец в Одессу, где происходила всеобщая стачка. Вместе с Потемкиным в Одессу пошел и миноносец № 267, команда которого при помощи потемкинцев арестовала своих офицеров и присоединилась к восставшим.

    Появление в Одессе революционного корабля вызвало новый подъем рабочего движения. С красными знаменами и революционными лозунгами встретили рабочие в порту восставший корабль. Они передавали на корабль хлеб, продукты. Узнав, что на Потемкине мало угля, портовые рабочие подогнали к броненосцу баржу с углем и помогли команде перегрузить топливо на борт корабля.

    Похороны Г. Вакуленчука в Одессе вылились в мощную демонстрацию. Однако после похорон полиция и казаки напали на демонстрантов, были убитые и раненые.

    Обстановка в городе была благоприятной для восставших. Газета «Пролетарий» в ту пору писала:

    «Буржуазия трепетала, и власти метались в страхе перед революционными пушками... Часть берега объявлена была на осадном, а весь город и уезд на военном положении. Буржуа забирали деньги и драгоценности и тысячами уезжали... Всех их гнал ужас перед бомбами 12-дюймовых орудий с Потемкина.».

    Вместо того чтобы попытаться захватить город под прикрытием корабельных орудий, потемкинцы выжидали, надеясь, что вот-вот восстанет вся эскадра. Когда представители революционных сил города пришли на корабль с предложением высадить на берег десант, моряки отказались, заявив, что они должны держаться вместе, что отправка десанта ослабит их силы.

    Руководители восставших потемкинцев вступили в долгие переговоры с командующим войсками одесского военного округа, потребовав от него освободить политических заключенных и вывести войска из города, угрожая, в случае невыполнения требований, бомбардировкой Одессы. Командующий отказался, и тогда 16 июня около 5 ч вечера Потемкин выпустил три 6-дюймовых снаряда по дому командующего и по зданию Одесского городского театра, где собрались войсковые отряды и полиция. Однако из-за предательства корабельного сигнальщика Веденмеера снаряды прошли выше цели.

    Тем временем на Потемкине перехватили радиограмму, извещающую, что на подавление восстания подходит эскадра кораблей Черноморского флота. В состав эскадры входило два отряда: под командованием адмиралов Вишне- вецкого и Кригера. Первым, около 6 ч утра, подошел отряд Вишневецкого. В его состав входили три броненосца: Двенадцать Апостолов, Синоп и Георгий Победоносец, а также несколько миноносцев.

    Потемкин под красным флагом пошел навстречу царским кораблям. Было решено первыми не стрелять, но быть готовыми к бою. Зарядили все 76 орудий, пять минных аппаратов, и моряки заняли свои места. Настроение команды было приподнятым, по флотской традиции все надели праздничную одежду, как полагается перед боем. Дисциплина была безупречная, все команды выполнялись быстро и четко.

    Потемкин потребовал, чтобы эскадра застопорила ход. Более того, потемкинцы затребовали к себе адмирала, заявив, что безопасность его они гарантируют. Поняв, что восставшая команда грозного броненосца полна решимости бороться до конца, Вишневецкий приказал своему отряду кораблей уйти к Тендре, чтобы дождаться там подхода второго отряда.

    Между тем к Тендре подошла вторая группа кораблей в составе броненосцев Ростислав и Синоп с несколькими миноносцами. После небольшого совещания на борту флагманского корабля Ростислав объединенная эскадра под командованием вице-адмирала Кригера снова двинулась навстречу Потемкину.

    Командующий эскадрой имел относительно Потемкина определенное предписание, полученное из Морского министерства: предложить команде броненосца сдаться и «если же будет получен отказ, то немедленно потопить броненосец, дабы не дать Потемкину открыть огонь по городу и судам. Спасающуюся команду Потемкина, если будет сопротивление, расстреливать, а остальных сдавать командующему войсками для заключения под стражу».

    Между тем Потемкин шел на сближение с эскадрой. На флагманском корабле Ростислав был поднят сигнал: «Потемкину стать на якорь». В ответ на Потемкине был поднят сигнал: «Ростиславу и Трем Святителям застопорить машины», причем в случае невыполнения требования команда Потемкина угрожала открыть огонь.

    В тишине, полной напряжения, Потемкин шел навстречу Ростиславу. Старший офицер Ф. В. Мурзак, находившийся в рубке и управлявший Потемкиным, сказал: «Если Ростислав не свернет в сторону, я разобью его носом, а сам не сворочу — пойду прямо вразрез эскадре». И Ростислав свернул! Он прошел по левому борту Потемкина, а Три Святителя — по правому. На царские броненосцы были направлены потемкинские орудия главного калибра.

    Когда же Потемкин поравнялся бортом с Георгием Победоносцем у на броненосце Георгий Победоносец прогремело «Ура»! и в воздух полетели матросские бескозырки. Команда Георгия Победоносца под руководством большевиков Д. П. Кошуба и С. П. Дейнега присоединилась к восставшим.

    Узнав, что на Георгии Победоносце вспыхнуло восстание, и понимая, что команды на других кораблях эскадры тоже сочувствуют потемкинцам, Кригер приказал эскадре развернуться на 16 румбов (т. е. на 180°) и уходить в Севастополь. Эскадра боевых кораблей, посланная для подавления восстания, отступила.

    Восстание на броненосце возникло стихийно, и на корабле революционного знамени не было, были только сигнальные флаги, среди которых флаг «Н» («наш») — красного цвета.

    Согласно уставу военно-морского флота, корабль, намеревавшийся открыть артиллерийский огонь, должен был поднять флаг «наш». Командир царской эскадры мог истолковать флаг «наш» над Потемкиным как намерение восставших матросов открыть артиллерийский огонь.

    Не рассчитывая справиться с восставшим броненосцем в открытом бою, царское правительство решило сломить революционных моряков по-другому: изолировать корабль, лишить его всякой поддержки с берега. Вышел приказ: ни в одном порту Потемкину не давать ни угля, ни провизии, ни пресной воды.

    Положение стало критическим. На броненосце оставались только хлеб и пшено. Котлы пришлось заполнять морской водой, что сразу привело к образованию накипи (без пресной воды котлы очень скоро вышли бы из строя). Уголь был на исходе.

    Между тем на броненосце Георгий Победоносец произошло предательство. Группа кондукторов на корабле начала вести контрреволюционную пропаганду. Врач Голенко с Потемкина перешел на Георгий Победоносец, якобы для того, чтобы развернуть революционную агитацию, а на деле стал убеждать команду идти в Севастополь и сдаться царскому командованию. Команда Потемкина решительно встала против раскола и помешала увести Георгий Победоносец в Севастополь. Тогда боцман Кузьменко, избранный командиром на Георгии Победоносце, умышленно посадил броненосец на мель и вместе с другими членами команды, стремившимися отколоться, чтобы спасти свои жизни, сдал корабль царским властям.

    Потеря Георгия Победоносца произвела на команду Потемкина тяжелое впечатление. Члены экипажа верили, что к восстанию примкнет вся Черноморская эскадра. Теперь над Потемкиным нависла опасность остаться в отрыве от революционных сил страны.

    Все сильнее ощущался раскол команды. Самые стойкие и решительные хотели продолжать революционную борьбу, но таких было немного. Часть потемкинцев во главе с командиром Д. П. Алексеевым открыто или тайком убеждала команду идти в Констанцу и сдаться румынским властям. Нашли компромиссный вариант: идти в Румынию, но не для того, чтобы сдаться, а чтобы получить необходимое снабжение и вернуться в Россию для продолжения борьбы.

    В Румынии потемкинцам отказали выдать снабжение, предложили сдаться и даже продать броненосец за 10 млн. франков. На это А. Н. Матюшенко ответил, что корабль принадлежит русскому народу и не продается. После такого ответа на помощь в Румынии рассчитывать уже не приходилось.

    Снова встал вопрос: куда идти? Было несколько предложений: следовать в Одессу, в Керчь или в Евпаторию. Выбор пал на Феодосию, куда Потемкин и пришел 22 июня на 9-й день после восстания. В городе было мало пролетариата, но все-таки городское население встретило броненосец радостно, с сочувствием. По требованию Потемкина к борту подошел катер с представителями городских властей. Им сообщили, что экипаж Потемкина борется против самодержавия, в частности требует созыва Учредительного собрания. В заключение переговоров представителям города был вручен список снабжения, необходимого для броненосца: провизия, пресная вода и уголь. Представители городских властей обещали доставить все на корабль в 4 ч дня.

    Обещание было выполнено лишь частично: на броненосец доставили провизию, пресную воду и сообщили, что начальник гарнизона запрещает выдать уголь для Потемкина.

    Тогда в городскую управу был послан ультиматум следующего содержания: «Если завтра к 6 ч утра на корабль не будет доставлен уголь, в 10 ч броненосец открывает огонь по городу. Просим предупредить мирных жителей».

    Между тем потемкинцы обнаружили в гавани три парусника, груженные углем. Решили захватить эти суда и перегрузить уголь на Потемкин. Однако когда моряки с броненосца поднялись на борт одного из судов и начали поднимать якорь, на берегу появилась рота солдат и открыла огонь. Действия военных властей объясняются просто: оказывается, с Потемкина в Феодосию сбежал матрос Кабарда, который на допросе сообщил, в какое трудное и опасное положение уже поставлен броненосец: нет припасов, угля, котлы в плохом состоянии, настроение у многих моряков подавленное. Аналогичную информацию жандармы получили и из перехваченных охранкой писем, которые некоторые потемкинцы попытались отправить своим родным из Феодосии. Матросы писали о своих трудностях, сомнениях и т. д. Военные власти Феодосии сделали вывод, что обстрел поможет вызвать на восставшем броненосце дезорганизацию и панику.

    Когда на Потемкин доставили тела убитых товарищей, командой овладело негодование. Некоторые моряки в гневе предложили начать обстрел Феодосии. Но, как писал впоследствии А. Н. Матюшенко, «благоразумие и нежелание причинить вред невинным взяли верх над естественным гневом». И действительно, при артиллерийском обстреле города главной жертвой стал бы простой народ, свои братья — рабочие, солдаты. Броненосец снялся с якоря, и вскоре Феодосия скрылась за горизонтом. Потемкин шел в Румынию — сдаваться.

    Оставалось совершить последний ритуал. Незадолго до похода к румынским берегам горнист протрубил сбор. Все свободные от вахт моряки выстроились на верхней палубе. Их глаза смотрели вверх, на грот-стеньгу, где все И дней восстания развевался сигнальный красный флаг, на котором были написаны слова: «Свобода, равенство и братство». Флаг революции решили похоронить в море. В полном молчании два матроса свернули флаг и опустили его в море. Он долго не тонул, покачиваясь на легкой зыби, и не отрываясь смотрели на него сотни пар глаз, потому что в эту минуту моряки прощались не просто с флагом — они прощались с революционным кораблем, с родиной.

    В. И. Ленин впоследствии скажет: «... Броненосец «Потемкин» остался непобежденной территорией революции, и, какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии.»

    (В. И.Ленин. Полн. собр. соч. Изд. 5-е, т. 10, с. 337.)

    25 июня корабль прибыл в Констанцу. Румынский король прислал на Потемкин телеграмму с гарантией обеспечить неприкосновенность русским морякам. Нарушить свое слово он не решился: в то время в Румынии сильным влиянием пользовалась партия социалистов, предательство по отношению к потемкинцам могло привести к волнениям в Румынии. Передав Потемкин румынским властям, моряки беспрепятственно сошли на берег как политические эмигранты.

    По-разному сложились судьбы моряков с Потемкина: одни стали бедствовать в Румынии, работая батраками и чернорабочими, другие разъехались по разным странам. Часть матросов поверила царскому манифесту 1905 г. и вернулась на родину, все они были сосланы на каторгу и получили свободу только в 1917 г.

    Один из главных руководителей восстания на Потемкине А. Н. Матюшенко в 1907 г. вернулся в Россию под чужим именем, но был опознан провокатором и после суда повешен.

    Румыния вернула России броненосец Потемкин. Из Констанцы корабль был отбуксирован в Севастополь. Стремясь изгнать из памяти народной само слово «Потемкин», в октябре 1905 г. броненосцу дали новое имя Пантелеймон. Но когда на крейсере Очаков матросы подняли восстание, новая команда Пантелеймона, верная революционным традициям Потемкина, примкнула к восставшим, и вновь над броненосцем взвился красный флаг.

    В октябре 1907 г. Пантелеймон был переведен в класс линейных кораблей. После февральской революции 1917 г. кораблю вернули его прежнее имя, а вскоре он стал называться Борец за свободу. С этим именем броненосец вошел в состав Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Многие моряки из команды броненосца сражались против интервентов, а сам корабль к тому времени уже очень устарел и стоял на приколе в Севастополе.

    Отступая, интервенты взорвали машины и орудия корабля, и до 1924 г. броненосец стоял полузатопленный в Южной бухте. В 1924 г. прославленный корабль пошел на слом. Часть металла пошла на изготовление сельскохозяйственных орудий, а часть брони — на сверла для буровых скважин Баку.

    Осталась от броненосца только очень прочная стальная фок-мачта. Ее распилили пополам и установили вместо взорванных в гражданскую войну створных знаков у входа с моря в Днепровский лиман.

    До 1957 г. огни фок-мачты с Потемкина показывали кораблям безопасный путь, и в народе их так и называли «потемкинскими огнями». В 1957 г. створ сняли, установили новые бетонные знаки, а части мачты броненосца до сих пор бережно хранятся в трех музеях страны: Централь- ком военно-морском музее в Ленинграде, Центральном музее вооруженных сил в Москве и Севастопольском музее Черноморского флота.

    Память о Потемкине жива. О нем написано много книг, а фильм «Броненосец Потемкин», созданный талантливым режиссером С. М. Эйзенштейном, вошел в число лучших фильмов мирового киноискусства.

    В память о потемкинцах в Одессе воздвигнут памятник, по морям ходит советский танкер Григорий Баку ленчу к. Подвиг матросов Потемкина живет в памяти советских людей.
     

    С. И. БЕЛКИН. РАССКАЗЫ О ЗНАМЕНИТЫХ КОРАБЛЯХ

     
     

    Контакты @                 Главная                    ©2014